Дети корпорации

Мария Ивановна была опытным педагогом по русскому языку и литературе в средней школе. Чувствуя, что с современным образованием что-то надо делать, она решила устроиться в модную продвинутую школу при одной крупной корпорации с большим штатом и шикарными офисами в центре многих городов. Школа давала детям среднее образование, но делала особый упор на подготовку к работе в современной корпоративной среде.

Первое рабочее совещание, на которое попала Мария Ивановна, было посвящено стратегическому ежетрехдневному ревью. Накануне у Марьи Ивановны был диктант. До глубокого вечера она проверяла детские работы, ставила оценки. Результаты были неплохие: пятеро не совершили ни одной ошибки, семеро ошиблись по мелочам, остальные совершили одну-две ошибки. Явных балбесов не было.

Директор начал собрание с попытки вывести слайды на новую корейскую светодиодную панель во всю стену просторной переговорной комнаты. Завуч бросилась ему на помощь в форме советов.

— А если переткнуть и воткнуть, Вадим Сергеич?

— Да уже пробовал…

— Может включить и выключить — присоединился физрук.

— Без толку. Позовите кого-нибудь из техподдержки…

Персональный ассистент директора связалась с поддержкой.

— Сказали, сейчас придут.

— Ну ладно, давайте пока их ждем поговорим про оценки.

Завуч предложила начать с новичка — Марии Ивановны. Все повернулись к ней. Мария Ивановна открыла свои записи и рассказала о результатах прошедшего диктанта, перечислив оценки.

В переговорной повисла гробовая тишина.

— Мария Ивановна, — откашлявшись, начал директор — но как так получилось, что в классе из 28 человек, целых пять пятерок?!

— Не понимаю, что вы имеете в виду?.. Они же написали диктант без ошибок…

Педагоги начали хихикать. Завуч покраснела. Физрук пропал в телефоне.

— Мария Ивановна, есть же квоты. У нас на класс может быть лишь одна пятерка и три четверки, не более!

— Но… пять человек… без ошибок… — не понимая, что происходит, возражала Мария Ивановна.

— Такого не может быть! У нас есть квоты! — взвизгнула завуч — Вы что, не знаете про квоты?

Мария Ивановна поняла, что что-то определенно не догоняет. Обведя улыбающихся коллег взглядом, краснея лицом, она вежливо с извинениями попросила пояснить про квоты.

Директор глубоко вздохнул. Завуч начала объяснять.

— В каждом классе есть квота на высшие оценки. Высшими оценками считаются четыре и пять. Тройка — это не высшая, то есть нормальная оценка. Тройки можете ставить сколько хотите. При этом, желательно, поставить пару двоек и одну единицу. Тогда всё будет распределено адекватно, усреднённо, как и положено.

Выдержав паузу, осмысливая сказанное, Мария Ивановна решила уточнить:

— Какую оценку надо ставить, если ученик не совершил ни одной ошибки в диктанте?

— Тройку! Конечно, тройку! — вмешался учитель математики.

— Пятёрка — это вообще редкая оценка в нашей школе. Я ещё ни разу её не ставила! — добавила химичка.

— Всё верно! — подытожил директор, — пятёрка ставится только за выдающиеся достижения. А их много быть не может.

— А … но… если тройка за отсутствие ошибок. Пятерку тогда за что я могу поставить?

Директор всплеснул руками:

— За выдающиеся достижения! Что тут не понятно?

— В диктанте?..

— Да! В диктанте!

— Но отсутствие ошибок и есть максимальное достижение в диктанте. За это ставится максимальная оценка…

Учителя возрыдали от хохота. Физрук хихикал сквозь фейспалм. Только завуч сердито краснела лицом.

— Ох, Мария Ивановна, ну насмешили, — прогоготал директор. Он даже подобрел глазами и слегка расслабил галстук.

— Подождите, — не унималась Мария Ивановна, — но что можно сделать с диктантом такое… что можно… что можно сделать выше, круче, чем не ошибиться ни разу?!

— Как вы не понимаете… — начала завуч, — чтобы получить пятерку ребенок должен проявить выдающиеся способности…

— Например?

— Например, проявить креативность!

— В диктанте?

— Да хоть где! Мы тут детей к бизнесу готовим. Мы делаем из них будущих эффективных менеджеров для нашей …

— Техподдержку вызывали? — на пороге стояла молодая девушка с распущенными зелеными волосами, в клетчатой рубашке, жвачкой во рту, и двумя телефонами в руках.

— Да, да! — директор встал из-за стола, — Я хотел показать слайды со стратегией. Вот мой ноутбук… тут втыкал…

— Переходник не убитый?

— Ээ… нет вроде… новый совсем.

Девушка подошла к стене, открыла маленькую дверцу, за которой был тачскрин с множеством настроек. В переговорной была тишина. Все смотрели на её действия.

— … ПОЭТОМУ ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ САМКИ ТАРАКАНА… — громко раздалось из всех колонок и тут же пропало.

— О! Это с моего… Я им фильм включила, — пояснила учитель биологии.

Директор прищурился. Он услышал отчетливую нецензуру со стороны зеленоволосой девушки. Пока он думал, стоит ли в данной ситуации сделать ей замечание, экран замигал и появились слайды с его креативом. Слайды были в пропорции 4:3, а экран был во всю стену, то есть, приблизительно, 20:9, поэтому креатив слегка деформировался.

— А-а…

— Только так, — оборвала директора зленовласка, — кликер есть?

— К-к-кликер? … А… есть, да…

— Работает?

— Да, спасибо, мы справимся.

— Ага, я вижу, — буркнула девушка и уже из коридора донеслось — Понакупят говна не подумав…

Директор с глубоким вздохом и извинениями за картинку вернулся к первоначальной затее и рассказал о стратегии. На ближайшие три дня. Долго и упоенно он объяснял свои слайды. Педагоги концентрировали всё своё внимание на то, чтобы зевать незаметно.

Прошло сорок пять минут. Собрание подходило к концу.

— Есть ли у вас какие-либо вопросы? — завершил директор.

— Так маты класть серой стороной вверх? — спросил физрук, разминая сонную часть лица.

— Да. Бренд-директор лично взяла на контроль, чтобы никакой зеленой стороны вверх. Дети делают селфи, выкладывают, а у нас маты зелёные. С ума сойти!

— Вадим Сергеевич, у меня есть вопрос, — робко пробормотала Мария Ивановна, аккуратно подняв руку.

— Да, слушаю.

— Я все же хочу понять про оценки и квоты…

Раздались нетерпеливых вздохи и охи.

— … И всё-таки. Вот возьмем подвиг 28 панфиловцев. Они герои. Все без исключения. Как можно применить к ним квоту, например?

— Уфф…

— Всё проще некуда, — пришла на выручку директору завуч, — Допустим, квота, как в вашем классе. Получается, одному даём Героя Росс… Советского Союза, троим по какому-нибудь ордену. Не знаю, что там у этих военных еще бывает… Остальным ничего, просто побеседовать. Спросить, какие качества, им помогли победить, а над чем еще стоит поработать. Посоветовать быть креативнее. Поставить цели на следующий период. Двоих надо пожурить, а одного расстрелять… Или что там эти военные еще с людьми делают?..

Мария Ивановна осталась сидеть одна в переговорной, когда все вышли. Она долго смотрела в окно, потом взяла лист бумаги и написала заявление по собственному.

© Кирилл Анастасин

31 октября 2020 г.

Written by

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store